Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Leo

Прекраснодушные идиоты и циничные меценаты (или Немного про зелень).

Удивительно, как ловко соседствует в наши дни зелень долларов и Зеленое мышление.
Случайно мне довелось посмотреть фильм "Дом" пока я был в деревне. Он меня задел, и потому я написал нечто вроде отклика не него. Читайте, если вам не безразлична экологическая тематика.

Прекраснодушные идиоты и циничные меценаты (или Немного про зелень)
Что первое можно услышать про фильм «Дом» Люка Бессона и Янна Артюса-Бетрана? Чаще всего это постановка картины в ряд других, таких как: «Барака» Рона Фрика или «Коянискацци» Годфри Реджио.
Однако первое что приходит в голову, когда смотришь сам фильм, так это ассоциации с фильмами Алана Гора или схожие втируши от БиБиСи или канала Природа. И что по-настоящему действует на нервы первые 15 минут просмотра, так это то, насколько топорно все сделано. Видимо Бессон не учился в киношколе и не читал о том, что ставка на закадровые текст и музыку – знак полного режиссерского провала. Фильм целиком состоит из видов разных мест Земли, снятых с высоты птичьего полёта. Голос за кадром вещает об экологической катастрофе, угрожающей планете, обильно наполняя речь весьма спорными или преувеличенными «фактами». Смущает, конечно же, не то, что утверждение сильного антропогенного воздействия на Землю сложно доказать (без строго научных доказательств каждый сделает выводы). Смущает сама манера речи «от очевидного», заставляющая принимать все как истину, а автора речи – как всезнающего. Послания типа «услышьте меня, миру грозит опасность» звучат наивно, хотя бы потому, что ничего не говорят о том, почему это так. Иными словами, можно сколько угодно мусолить данность (плачевное состояние природы на сегодня), но без ответа о подлинных причинах и процессах приведших к этому любые призывы бессмысленны. Фактически, это чистая формула мифа по Барту: история превращается в природу. Здесь же вместо рассказа почему и как мы угробили нашу Землю, созерцание того, что еще осталось на ней целым.

Вообще, казалось бы, зачем рассуждать о каком-то весьма наивном фильме? Но проблема состоит как раз в том, что слишком многие сегодня хотели бы во что-то верить, а потому готовы проглотить наживку этого или подобных посланий. И в этом есть значительная опасность, в чем она – я постараюсь здесь сказать.
У меня лично много претензий к сторонникам разного рода экологических движений, и этот фильм лишь укрепляет меня в них. Большая часть из них укладывается в следующий тезис: «зеленые» не готовы что-то действительно менять в современной ситуации. Они – «пытаются», «борются», «спасают», но ни черта в сущности не меняют, более того даже их требования никогда не заходят столь далеко, чтобы касаться действительных причин экологических проблем. Я не верю в «теорию малых дел», если она не подкреплена существенным переворотом, хотя бы в плане идей, требований. Кроме того, различные движения и фонды в защиту природы часто становятся самой обычной организацией по обогащению. То, что Гринпис используется как инструмент в борьбе одних политических партий и коммерческих компаний против других – давно не новость. Как не новость – скандалы с финансовыми махинациями через «зеленые» фонды.

Особенностью данного фильма является то, что здесь подобное проституирование достигает неправдоподобно цинических масштабов. По-моему, очень мило, что слово «Дом» в первых же кадрах составляется из названий крупнейших брендов. Лучшей рекламы, чем имена культового режиссера и известного фотографа дикой природы плюс красивый фильм о Земле с наивным посылом – я думаю, представители концерна PPR и не могли придумать.
Не знаю как вам, но для меня как-то странно звучат призывы облагоразумиться в использовании ресурсов напрямую от тех, кто является инициатором этой гонки перепроизводства. Если кто-то не в курсе, то французская группа Pinault-Printemps-Redoute (PPR) – вторая после LVMH компания на рынке предметов роскоши. Ей принадлежат десятки модных марок (Gucci, Yves Saint Laurent, Sergio Rossi, Alexander McQueen, Stella McCartney, Puma и др.), парфюмерных брендов (Ermenegildo Zegna, Oscar de la Renta, Van Cleef Arpels, Fendi) и фирм, производящих часы и ювелирные украшения (Bédat&Co). В собственности этой империи находится не только половина известных марок одежды и аксессуаров класса люкс, но также крупнейшая сеть музыкальных и книжных магазинов FNAC (филиалы в более 7 странах) мебельный ретейлер Conforama и крупнейшая компания по дистрибуции автомобилей и фармацевтических препаратов в Африке. Общее состояние концерна PPR оценивается в 23 миллиарда долларов. Амбициозный Пино-младший (управляющий, сын владельца компании) довольно часто появляется в телеэфире. Весьма занятно после просмотра фильма прочесть следующее его заявление: «Сегодня в мире стало гораздо больше богатых людей, чем когда-либо. Они есть в самых разных сферах, поэтому и бизнес стал менее цикличным, чем был 10 лет назад. Я верю в скорое удвоение, а то и утроение рынка. Мы входим в совершенно новую для экономики фазу, век иррациональности, если хотите, и возврата к фантазии. А мир роскоши является неотъемлемой частью этой фантазии. Мы находимся у порога нового социального тренда, смены приоритетов, которая может продлиться несколько десятилетий, ведь век рациональности, который подошел к концу, длился более ста лет». Очень милый образчик речи доброго и гуманистичного колонизатора.

А теперь зададимся простым вопросом: нас, правда, считают за идиотов?
Разве не истреблением редких растений и животных до сих пор жила парфюмерия и мода?
Разве не из сферы роскоши был привнесен в другие сферы принцип избыточности потребления?
Разве сама идея брендов – не есть фактор расточительных трат, а значит и все более экспансивных способов накопления?
Разве принцип корпорации не противоречит бережному отношению к собственности?
И вообще разве экологи не понимают, что за всеми природными проблемами стоят экономические и финансовые причины, а не социальные или культурные? Разве не они должны быть самыми яростными противниками идеи массового потребления, корпораций и домов моды как явления?

Я полагаю, на все эти вопросы мы должны ответить утвердительно. Даже на обывательском уровне можно найти явные несоответствия. Например, все знают, что мода всегда требовала жертв в виде мехов, шкур, перьев, китового уса, а также необычных субстанций для духов (из нутра китов, желез серн, редких растений и т.д.). И все понимают, что мечта общества массового потребления – всего лишь калька с мира роскоши аристократов и крупных буржуа, перенесенная на более значительную часть общества. А тот момент, что мы вынуждены переплачивать существенные суммы всего лишь за «имя», за бренд – кажется, всякого натолкнет на мысль о необходимости зарабатывать больше, переступая рациональные пределы насущных потребностей. Доказывать, что корпорации плевать на собственность тоже нет нужды, ведь для нее всякое владение лишь капитал, на который можно приобрести другую собственность, когда эта исчерпает себя. Последнее и самое главное: почему экологи всех стран сетуют на «плохих людей», забывая об их причинах и мотивах? Или представление, что есть люди, которые сами по своей природе (без иных внешних причин) алчны, глупы и злонамеренны – все объясняет и помогает в решении проблемы? Экологические проблемы – прямое следствие превращения ресурсов в звонкую монету, и не особо важно, что по этому поводу думают культура, государство, общество. Рассуждать о том, что злоупотребления людей с природой связаны с их уровнем образования, культурой и социальными проблемами – равносильно тривиальному замечанию о том, что одни люди делают зло по необходимости, а другие по своему выбору. Есть ли смысл уточнять это замечание, если мы не видим и главное никак не боремся с самой причиной? Экологические проблемы – это уже феномен, прямо показывающий какой приоритет в мотивах большинства людей: экономический. А постольку поскольку даже на экологии делаются деньги, то сегодня мы уже имеем примеры экологических проблем, вызванных стремлением к этой пресловутой экологичности*.

* Занимателен пример с масличной пальмой, которая стала сильно востребована именно потому, что европейцы озаботились экологически чистым сырьем для себя (пища, биотопливо). А в итоге – остров Борнео и ряд других территорий Индонезии находятся на грани экологической катастрофы. На болотах острова Борнео горят торфяники. Раньше здесь росли деревья (возраст леса до 8000 лет), но их вырубили, выкорчевали или нелегально сожгли, чтобы освободить место для гигантских плантаций масличной пальмы, из плодов которой производят пальмовое масло.

Недаром Слотердайк называет современный разум циническим: люди хотят быть хорошими, но не готовы отказаться ради этого от своего комфорта и потому продолжают поступать в разрез с красивыми словами. Упомянутые в первом же кадре 88 тысяч работников PPR – лучшая иллюстрация лицемерного цинизма западных обывателей: да, мы полностью принимаем экологический призыв фильма, но по факту наша деятельность работает против этого призыва.

Фактически, самое точное понимание этого фильма содержится в названии одной из статей в Libération – «Home или оппортунизм — вид с высоты птичьего полёта» Егор Грана. Именно такие фильмы и позволяют нам плевать на все эти проблемы с высоты птичьего полета. Под оппортунизмом я имею в виду не марксистское клише, но термин политической и экономической теории, который подчеркивает превалирование личной выгоды и удобства над декларируемыми принципами. Оппортунизм – это та позиция, у которой фильм вызывает самый сильный отклик. Но время надежд на других прошло, наступает время радикальных решений, потому что все остальные уже таковыми не являются.

Попытки маленькими шажками изменить мир только убаюкивают чью-то нечистую совесть. Если сегодня экологический призыв – это не призыв радикально изменить ситуацию в мире (что коснется всего: от обыденных привычек до политических систем), то он вообще ни хрена не стоит. Авторы фильма «Дом», слишком легко относятся к проблемам – их можно понять, они их видели лишь с высоты, они их не переживали. Навязчивое педалирование факта проблем с властями при съемках фильма – это и есть симптом, подтверждающий, что настоящих проблем они даже «не нюхали». Я вообще понимаю, что авторы фильмы – известные и уважаемые люди, но похоже они переоценили свой вклад в историю человечества. Их прекраснодушие не перевесит их безответственности и глупости. На мой взгляд, сам проект такого фильма лучше бы остался нереализованным, чем состояться при таком спонсорстве.

И что же в итоге? В последние 20 минут фильма наконец-то я слышу, что «слишком поздно для пессимизма» и уже готов сам поверить, но за этим следует весьма любопытный и совершенно отвлекающий рассказ о тех, кто что-то начал делать. Но почему не призыв к действию и четкая программа (раз уж все так наивно подано, как простые истины)? И почему мне кажется, что это как раз тот случай, когда пример других не мотивирует на действия?
Давайте серьезно отнесемся к итогу фильма – нам только лишь перечисляют примеры и факты того, что делается в правильном направлении в разных местах. И больше ничего, никаких выводов, кроме красивых слов – «будем солидарны», «и один разрушит стену», «пусть каждый что-то сделает». Отмечу два самых больных для меня момента – на фоне того, что я идейно согласен с Делом отказа гробить собственную планету.

Первое: подобные примеры «людей, которые искренне верят и что-то делают» - увы, с психоаналитической точки зрения не стимулируют, а напротив, дают нам уловку, чтобы оправдать собственное ничегонеделанье. Логика любой веры такова, что как отметил Жижек, нуждается в «другом, который по-настоящему верит». Имея такового (даже надуманного), я уже в некотором смысле очистил совесть, он верит и действует «за меня» - я же тем временем могу упиваться самобичиванием своей лени, трусости и неспособности отказаться от мещанского комфорта. Очевидно, что все это никак не помогает Делу.

Второе: конечно, кто-то что-то начнет делать, но вот из каких соображений? Иными словами, как знать, что твои действия работают на Дело, а не против него, учитывая, что цели в послании фильма озвучены весьма абстрактно? А не странно ли, что все чудесные примеры в конце фильма имеют место быть в небольших странах? Я не стану утверждать, что вскрываю подлинные причины всех проблем, однако мое мнение в том, что весомая часть вопроса – это вопрос о собственности. Я с огромным трудом представляю огромные территории, принадлежащие корпорации, где вдруг осуществлялась бы подлинная охрана экосистемы. И я уже говорил, почему для корпорации земля – это абстрактный момент, в котором значима лишь ее капитализация. Другими словами, земля эта как бы уже принадлежит будущему владельцу, т.е. по факту никто о ней не заботится (нынешний владелец уже, будущий – еще). Логичным следствием доминирования корпораций становится пресловутая глобализация в плане природопользования и сельского хозяйства. Например, тот факт, что Аргентина почти вся засеяна трансгенной соей, нуждающейся в сильнейших гербицидах, объясняется чем-либо другим? Лично мне становится паршиво от подобных фактов. Я за малую частную собственность, за биосферную регуляцию – мелкий фермер, который заботится о своей земле, сохраняя природное равновесие не ней мне симпатичнее.

Честно говоря, я думаю, что человечество должно осознать масштабы проблемы, но есть важный нюанс. Во второй половине ХХ века в идейном плане стало популярным представление о том, что сама западная рациональность, инструментальный разум и технократический дискурс виноваты в глобальных проблемах, в т.ч. экологических. На мой взгляд эта идея истратила свой критический потенциал, более того сегодня она цинично используется для покрывательства виновных. Если уж искать виновных, то было бы справедливо отметить главных виновников, в качестве каковых абстрактное человечество фигурировать не может. Или быть может, африканский фермер тратит на себя столько же ресурсов, сколько и житель Нью-Йорка? Что-то я сомневаюсь. А может частный браконьер превосходит уроном корпорации, у которых таких «поставщиков» тысячи?

Возьмем официальный текст к фильму.
В течение 200 тысяч лет человечество нарушает на Земле природный баланс, установленный почти четырьмя миллиардами лет эволюции. Плата высока, но слишком поздно, чтобы быть пессимистом: у человечества едва есть десять лет, чтобы кардинально изменить направление своей деятельности, осознать всю полноту уничтожения Земного богатства и изменить свою систему потребления.
Фильм ДОМ был создан специально как призыв к объединению для спасения будущего нашей планеты. Именно поэтому он распространяется бесплатно. Владельцы прав на фильм и его распространение (компании PPR Group и EuropaCorp) также согласились не использовать его в коммерческих целях. ДОМ был снят для нас. Посмотрите это кино и расскажите о нем своим близким и друзьям. Поможем Земле вместе.

Еврейская пословица гласит: Полуправда – это полная ложь. Такое ощущение у меня оставляют подобные тексты. Здесь многое вызывает вопросы. Например, почему человечество, которое столь зло, что нарушает природный баланс с самого своего возникновения, вдруг начнет спасать Землю? Или, что значит, изменить свою деятельность и систему потребления? Изменить насколько? Ради чего мы все должны объединиться – посмотреть этот фильм, а дальше? Все эти неясности носят ключевой характер, они суть то, о чем не могут или не хотят говорить авторы. Их цель – благотворительность, а это не то, что спасет Землю. Несложно догадаться, что за благотворительностью стоит патрональный жест, укрепляющий ситуацию неравенства (т.е. возможность давать нуждающимся «от щедрот своих» требует существования нуждающихся). Как отмечает Жижек, меценатствующие воротилы бизнеса как явление отнюдь не ново. Он приводит замечательный пример Эндрю Карнеги, «который пользовался личной армией, чтобы подавить организованное рабочее движение на своих сталелитейных заводах, а потом раздавал большие части своего богатства на образование, культурные и гуманитарные проекты, тем самым доказывая, что хоть он стальной человек, но сердце у него золотое». И отнюдь не абстрактное человечество сегодня пытается казаться «прекрасной душой», раздавая «одной рукой то, что они заграбастали другой».

Какой смысл в такой благотворительной деятельности: вложить деньги в спасение одного вида животных или одной локальной биосистемы, чтобы продолжать уничтожать сотни таковых просто самим фактом существования собственного бизнеса? Если нынешняя экономическая система (и смысловая система ее обслуживающая) делает людей монстрами, пожирающими будущее человечества и всей Земли, то может быть пора что-то делать именно с системой? Боюсь, многие до сих пор не понимают, что каждый доллар, отправленный на экологию, был заработан. А процесс его зарабатывания создал или поддержал условия, в которых сотни и тысячи людей своей деятельностью приближают глобальную экологическую катастрофу. И пусть у каждого из этих людей прекрасная душа и доброе сердце, их поступки двигают систему, а ей все равно.