Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Leo

This game has no name

    Сегодня я начну рассуждение в стиле grammar nazi. Я и правда несколько нетерпим к речевым ошибкам, как, пожалуй, всякий, кто стал говорить чуть более правильно благодаря долгой работе над собой (и как следствие, все еще делающий досадные ошибки), а не получил все автоматом в детстве от интеллигентного окружения.
    Я давно заметил, что дети, а также те, кто остался на том же уровне развития, иногда говорят «играться» вместо «играть». Т.е. они говорят «играться» в подходящих случаях и нет. Да и за собой я замечаю эту оплошность, причем использую это слово не только в качестве стилистической или фонетической финтифлюшки.

    Вообще возвратная частица «ся» означает действие, направленное на себя. Существует, правда, много глаголов, которые практически не употребляются без возвратной формы (например, бороться, лениться), поэтому смысл обращенного на себя действия в них ослаблен. Но для тех глаголов, которые сохранили обе формы, это правило продолжает работать. Поэтому играться – это играть с собой: со своим умом, фантазией, рукой, ухом, гениталиями, т.е. чем-то, что можно определить как я (непосредственно мое). В прочих случаях, когда речь идет об отдельном предмете, конкретной игре или включении других, правильно говорить – «играть». Само собой, из контекста я почти всегда легко пойму, что имел в виду говорящий. И все же по правилам русской лексики, если человек говорит, например, «пойду играться в шахматы», то я должен представить себе этого человека или его части тела в роли шахматных фигур, потому как даже если это игра с самим собой, то следовало сказать «играть» (т.к. есть игра – шахматы).
    С чем связана столь распространенная аберрация использования слова «играться» (среди  других схожих злоупотреблений частицей «ся» еще можно назвать глагол «стираться»)? Ведь эта привычка лишь отчасти определяется неграмотностью, есть в ней что-то симптоматическое. Кстати, часто замечал ее среди геймеров (хотя у них больше превалирует слэнг). Многие возвратные формы, в т.ч. неправильные, укоренились из-за обеднения языка, в ходе которого исчезли другие формы, преимущественно считавшиеся просторечиями – вроде «обстирывать», «мешкать», «говаривать». Поэтому самое банальное объяснение – это сильное влияние на употребление слова «играться» фонетико-смысловых аналогий с другими глаголами. Можно выделить несколько смысловых перекличек. Во-первых, глаголы типа «отдаваться», «сдаваться», поскольку у многих игр есть эффект погружения, отдачи. Во-вторых, это глаголы «лениться», «прятаться», «скрываться», т.е. те, что подчеркивают элементы праздности и эскапизма. В-третьих, это могут быть глаголы активного действия – «бороться», «стремиться», «гнаться» и т.п., которые отражают специфику личного переживания игры. В-четвертых, это глаголы получения удовольствия вроде «баловаться», «радоваться» и им подобных. Значимость этих аналогий в какой-то мере задана самой спецификой современных игр – это прежде всего компьютерные игры, иногда коллективные (карточные, настольные и другие), намного реже спортивные и интеллектуальные. Игра все реже воспринимается как внутреннее, а тем более творческое побуждение.

    Впрочем, можно поискать и более глубокие причины, тем более что игровое начало в современной культуре имеет большое значение. Создание игровых, онейрических и виртуальных реальностей часто похоже на род гиперкомпенсации. Мне кажется, подавляющее большинство людей не осознает (и скорее всего никогда не осознает) ЧТО было потеряно в ходе этой бурной экспансии игрового начала в повседневность. Впрочем, любое явное упрощение будь то вульгарность, примитив или специфическое арго – это не только следствие низкой культуры, но и своего рода указатель на то, что упрощается и профанируется.

tumblr_mnl6ond4ea1s9h1aho1_1280

Что касается детей, то можно предположить, что они действительно играют именно с собой. Наиболее близкий фрагмент окружающей их среды (жизненный мир) детьми часто переживается как собственная часть. Отсюда не следует, что у детей прямой контакт с миром или нет границ Я, речь скорее о том, что у них нет еще отчуждающего горизонта (мир как набор вещей). Дети в данном случае просто не делают разницы между играть собой, играть с собой и играть с чем-то или кем-то – для них это прежде всего переживание, а не картина, данная чужому взгляду.
    Другое дело взрослые. На инфантилизм тут все не спишешь, ибо у великовозрастных недорослей нет той непосредственности в отношении к миру, что отличает детей. Хотя определенная симуляция несерьезности, детской речи здесь присутствует, прежде всего в копировании неправильной фонетики (как например, сегодня некоторые говорят «секес» или «секас» вместо «секс», вытесняя так это слишком значимое для них означающее).
Наиболее вероятен вариант с эскапизмом. Игра в данном случае рассматривается не как личная активность, а как способ воздействия на себя – уход в игру. В каком-то смысле это можно увидеть и как продолжение логики потребительства: игра становится одним из видов потребления своей жизни, времяпрепровождением.
Collapse )

    Поэтому я как раз не считаю компьютерные игры чем-то примитивным и вульгарным, напротив, лучшие из них по своей увлекательности ничуть не уступают хорошим фильмам и книгам. Человеку часто хочется не столько победоносной активности, сколько переживания чего-то совершенно иного. Идентификация с героем, увлеченность историей, удовольствие от самой атмосферы – вот, что спасает компьютерную игру даже если она неудобно сделана или чересчур несвободна (например, классическая «квестовая труба», где нет возможности и шага сделать в сторону). Вульгарным может быть только отношение: и там, где люди проживают, играют с идентичностью и при этом меняются сами – нет и не может быть примитива.
В конечном счете, у человека в рамках культуры есть только один путь – и это путь рефлексии и усложнения. Усложнения и своего отношения к вещам, и проявлений этого отношения. В этом смысле даже критика, разбирающая вещи, чтобы они смогли заработать – это тоже род усложнения, доступный лишь через специальную практику (например, психоанализ или длительная школа критического мышления). Путь этот единственный, т.к. в наивность нельзя вернуться, а игры в примитив опасны для культуры. Поэтому инфантильная приверженность играм, пуэрилизм – это точка отсчета, от которой следует отправиться к сложным формам вовлечения в игровую культуру.
    Одним из симптомов необходимости таких новых форм можно считать скуку, которая все чаще охватывает людей и в Сети, и в разного рода играх. Новизна уже слабо питает потребность получить нечто большее от игр. Некоторые пытаются для этого использовать виртуальность для каких-то достижений в реале (часто в политике или социальной деятельности), но это скорее род подмены. Я все же думаю, потенциал современных игр еще во многом нераскрыт, и все мы находимся в ожидании нового качественного скачка. Впрочем, легко можно предсказать, что любое новшество (технологическое или идейное) как всегда породит свою вульгарную версию, которая заставит моралистов с новой силой причитать о падении нравов и инфантилизации. Но это уж как всегда - «каждому свое».

Leo

Летние впечатления #1

Наконец я вернулся в ЖЖ, точнее, созрел для написания поста (потому как несмотря на дохлый инет я время от времени почитывал любимую ЖЖ-чку). Лето во всех его проявлениях мешало этому. Однако первым делом я решил написать о своих впечатлениях и мыслях в этот период. Эти реакции и отзывы на события сохранились во мне, а значит, были важны, пусть часть из них и покажется кому-то запоздалой.

Ну, во-первых, это масса эмоций от двух спортивных событий лета – Чемпионата Европы по футболу и Летние олимпийские игры. Эмоций, прямо скажем, часто не самых приятных и все-таки. Что касается футбольных баталий, то больше всего запомнился полуфинал Италия – Германия. Это был очень красивый, захватывающий футбол, лучшая игра из виденного мною за последние как минимум лет пять. Про нашу сборную говорить тоскливо: уже научились болтать об ответственности перед страной и болельщиками, но на деле… слабая мотивация и шаблонные действия. А финал я так и не увидел, но сдается мне, что испанцы последние пару лет играют сверх-скучно, пусть и выигрывают. Вообще значительная часть матчей после группового турнира я просмотрел по причине полевых работ. Я даже колебался: может, стоило сперва написать о том, как я провел лето в деревне в быту и чаду сельхозработ? Но в итоге решил идти от общего к частному. И обратно.

Олимпиада – событие, увы, не только спортивное, но и политическое, впрочем, тем и интересное. Наша сборная выступила в парадигме русской поговорки о том, что мы запрягаем долго, но ездим лихо. Конечно, слова о неуместности подсчета медалей звучат пафосно и красиво, но, я думаю, они насквозь лживы. Олимпиада – какая она есть сейчас, на 100% дитя соревнования двух держав в Холодную войну. От идеалов де Кубертена («Спорт – ты мир») там остались одни слова. Так что медали – это показатель (однако, стоит отметить, что всякая медаль, а не только золото). Сложнее сказать, показатель чего. В первую очередь, социально-экономической ситуации в стране, в т.ч. эффективности ее спортивной системы. И во вторую очередь, места страны в мировом раскладе сил, т.е. ее уровень в цепочке питания. Вообще Олимпиады давно уже стали «грязным делом», и потому я хорошо понимаю негативное отношение к ней многих левых. Корпоративная реклама, как на самих состязаниях, так и на их трансляциях способна вызвать сильнейшее и весьма стойкое отвращение. Чего стоят одни дрессированные карапузы в рекламе Роснефти! И все же спорт – это еще и яркая демонстрация человеческого Духа. И потому в памяти эта Олимпиада запомнится блестящими по накалу победами, среди которых особо выделю выступление наших волейболистов, а также легкоатлетов и марафонцев. Я, например, впервые оценил накал марафонов, в т.ч. по спортивной ходьбе. Победы нервов, победы на зубах, победы воли – вот чем интересен спорт лично мне, а не этими «быстрее, выше, сильнее». Если один очевидно сильнее других – это эстетически уныло и этически непоучительно. Конечно, грустно было видеть полный провал фехтовальщиков, стрелков, велосипедистов и пловцов (а это почти треть медалей), но не стоит забывать, что самые худшие выступления наших спортсменов всегда происходят в гостях у англосаксов. Разного рода мелочи и казусы, отнимавшие у нас медали, почему-то в обилии случались в Атланте, Сиднее и теперь Лондоне (и, кстати, как не вспомнить совершенно провальную зимнюю олимпиаду в Солт-Лейк-Сити). Но даже на этом фоне Лондон поразил каким-то беспрецедентным количеством судейских ляпов и оспариваний результатов (всегда в пользу сильнейших). Ну и само собой, разного рода негодяи и дураки с первых же дней включили заезженную пластинку про безвозвратно утерянные полимеры. Нет правды ни в их словах, ни тем более в их позиции (радоваться провалам – это уныло в любой ситуации). Россия, увы, давно не среди первых  экономик мира. Однако сравните наши успехи с результатами других членов БРИКС и поймете реальный расклад. Если уж говорить о провалах в спорте, то в новых условиях (конкуренция в спорте за последние 20 лет усилилась) почему-то никто не вспоминает о чудовищном провале Германии и Японии, о вылете из 10 лучших на самое дно почти всей Восточной Европы (кроме Венгрии), о резком снижении результатов южноевропейцев. Посмотрите на результаты двух Олимпиад: 1976 и 1988 годов (до и после бойкотируемых Олимпиад), и спросите себя, куда делись успехи ГДР, Румынии (которая в 1988 была второй!), Польши, Болгарии? Или лучше спросить: а откуда они брались прежде?

По сути, на этой Олимпиаде довольно ясно просматривалось соревнование нескольких спортивных систем, которое показало ограниченность и американской системы, и китайской. Общая их проблема – слишком узкая база. Арифметика тут приблизительно такова: чтобы иметь «золотого олимпийца» нужны 50-100 человек олимпийского резерва, а для этого нужны 5-10 тысяч молодых спортсменов, претендующих на высокие разряды, а для этого необходимы сотни детских и молодежных спортшкол (т.е. сотни тысяч вовлеченных в спорт). И так с каждой группой видов спорта (плавание, атлетика, фехтование и т.д.), плюс двое больше на каждый командный вид спорта. Так что дело не только в деньгах, но и в населении. В США (с их 300 млн. населения) доступ к спорту ограничен финансовой состоятельностью родителей, а в Китае (при 1,3 млрд.) системы спортшкол фактически не существует. А теперь вспомним, что в ГДР проживало всего 16 миллионов, и при этом на протяжении почти 30 лет (1964-90) она была второй страной и в зимних, и в летних видах спорта (однажды даже обогнав СССР). Для ФРГ с его 63 миллионами все эти годы потолком было 15 золотых медалей (для ГДР норма 30-40 золотых). И вот объединили Германию, разрушили спортивную систему ГДР, устроив истерику о бесчеловечных способах подготовки восточногерманских спортсменов, но оставив всех тренеров – и что в итоге? Все те же 10-13 золотых медалей. Есть повод задуматься. Учитывая, что наша страна пока идет по какому-то среднему пути: заявления о восстановлении детского спорта и щедрые подачки «звездам» на фоне наглого обогащения чинуш от спорта (в т.ч. числе за счет распродажи советского наследства).

И все-таки мне кажется тенденции у нас в стране положительные. И дело тут уже не в росте количества медалей, а в том, что происходит в обществе. Я имею в виду тот факт, что детские площадки стремительно оживают и на них вполне заметна не только молодежь с пивом, но и будущие спортсмены. А также то, что еще не перевелись талантливейшие педагоги и тренеры. Ведь часто люди даже не знают, что сложно вырастить мастера, но еще сложнее сохранить молодой талант в спорте. Возраст сложный: крайности, эмоциональная неустойчивость, болезненность любых провалов, давление общества с другими ценностями. И все-таки Олимпиада показала: смена есть, а значит, есть и те, кто ее готовит. Есть будущее. Что бы ни говорили завистники и кликуши-алармисты на зарплате.