Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

фон Триер

Красивая цифра

37 (прописью: тридцать семь) полных лет. Красивая цифра - и это, пожалуй, единственное, что она вызывает во мне или выражает для других. Ну хотя бы так, красота не бывает излишней. Увы, к тридцати с лишним цифры возраста уже ничего толком не обозначают. А если и отсчитывают, то не годы, а разочарования и опыт ситуаций, которые уже не повторятся.

Очередной день рождения. И это событие, как и многие другие, перекрывает фон 2020 года - года весьма специфических испытаний и трансформаций. Занятно, кстати, наблюдать как люди ждут Нового года, словно верят в магию чисел. Но по моему скромному мнению мир попросту накопил ошибки до степени перехода в новое качество - мы не в одной лодке и даже не в одном шторме, мы вошли в период штормов и это не прекратится чудесным образом под бой курантов.

Collapse )
Leo

Дед Мороз и Снегурочка: гонзо-анализ мифологии Нового года.

Поделюсь здесь последним в этом году материалом с Concepture, тем более, что он как раз о Новом годе. Учитывая, что я не настроен пока делать еще какие-то итоги года, и что-то переосмысливать — то вероятно это последний текст года и в ЖЖ. С Наступающим, Вас.

Оригинал публикации: http://concepture.club/post/obrazovanie/new-year-mythology


В преддверии Нового года раз за разом в СМИ выходят материалы о том, что на самом деле за образом всеобщего праздника скрываются мрачные смыслы, корнями уходящие в древние языческие предания. Тут же вместо доброго деда с подарками и его неясной родственницы всплывают сочные подробности о жертвоприношениях и жестокостях германских и славянских персонификаций стихии мороза. И такой вот кликбейтный шок-контент забывает об одной простой вещи: современный миф скорее связан с актуальной социальной ситуацией, чем с какими-то надуманными архетипами и поверьями. Давайте же разберемся с «новым» и «старым» в образе Нового года, Деда Мороза и Снегурочки.

Очень злой дед

Современный Дед Мороз – это прежде всего образ целиком и полностью сформировавшийся в советский период. Если быть точным, с 1936 года, когда праздник получил официальное признание после гонений и запретов 20-х годов, и дружинники перестали ловить отмечающих. Дореволюционный бэкграунд этого образа был очень слабый и фрагментарный. По сути, это прежде всего несколько литературных обработок русского фольклора у Афанасьева, Некрасова, Одоевского, Островского.

Collapse )
фон Триер

Тридцать четвертое 23е августа (в моей жизни)

  

Все имеет свойство заканчиваться. Мне, например, больше не тридцать три. Что ж рок-н-рольный возраст Христа не стал для меня ордалией, хотя совсем без испытаний не обошлось. В основном они случались со мной в публичной сфере, куда меня в этом году начали приглашать гораздо чаще. Так что я обогатился опытом, жаль только им. А вот на преподавательской стезе все складывается пока не радужно: курсы отбирают или тасуют как вздумается (я, впрочем, уже привык, что каждый новый учебный год я читаю один-два новых курса, причем узнав об этом за неделю-другую).

Новая цифра нравится мне заметно меньше, поэтому придется постараться наполнить ее яркими и радостными воспоминаниями. К тому же и я начал постепенно что-то забывать, ведь, взрослея, мы предпочитаем помнить совсем иные вещи, чем в предшествующие годы. По крайней мере последний месяц меня не оставляет одна, довольно приятная мысль: все эти годы (и в универовской юности, и после отъезда из Барнаула) я развивался, я менялся, что-то приобретал, а что-то навсегда отпускал. К сожалению, вместе с этой мыслью я вспоминаю, как много моих близких и знакомых продолжают повторять в своей жизни все то же, что десять и пятнадцать лет назад. Я же ни о каком прошлом ностальгировать не хочу и не собираюсь. Мне тоски и меланхолии в жизни и так хватает.

Collapse )
Leo

Посмотреть назад. Чтобы увидеть небо.

Жизнь состоит из повторения. Новый год в этом смысле – просто еще одна привычная точка в череде одновременно неповторимых и в то же время внутренне схожих событий. Все мы ждем чего-то нового и особенного от праздников и грядущего года, но на деле не замечаем, что в душе мы пробегаем все те же короткие дистанции, сложенные из несбывшихся чаяний, детских мечтаний и интроецированного социального шума. Я ничего особенного не жду, но отдаю все же дань навязчивой традиции подводить итоги. Ведь по большому счету подчинение может быть самой явной формой ответной агрессии. Свое отношение к этому празднику я уже давно сформулировал: http://shmandercheizer.livejournal.com/13306.html. И оно не сильно изменилось, даже с появлением дочки. Сегодня же я напишу о том, что останется в моей памяти под ярлыком «2012 год».

Во-первых, мне кажется, что этот год спустя некоторое время будет представляться на удивление невзрачным.  Как-то на фоне обещанных социальных и глобальных переворотов и апокалипсисов событийно год очень мало выдавался из предыдущих. Кому-то этот год кажется периодом возрастания социального протеста, но для меня это год победившей социальной апатии и мещанского быта: даже дела государственные окончательно превратились в мелочные выяснения отношений и финансовых вопросов. Жалкие движняки в Сети даже внешне были столь же убоги, сколь и суета вокруг пресловутого Конца света. Возможно, ключевым фактором здесь является и усиление моей – даже не апатии, а скорее осознанности: я меньше стал интересоваться бесконечными пустопорожними новостями. Все что я был способен понять о нынешнем состоянии страны и общества я понял в конце прошлого – начале этого года, а потому к последующим громким событиям и разоблачениям отнесся с прохладцей.

Во-вторых, мое собственное существование как и прежний год определялось отсутствием постоянной и стабильной работы. Осенью произошел неожиданный прорыв – я начал работать преподавателем в вузе (как и хотел). Однако в итоге это привело к тому, что почти на 4 месяца я выпал из жизни и саморефлексии – адаптация давалась трудно, в том числе из-за большой нагрузки. Сейчас я снова в одном месте уволен, в другом – отправлен на запасной рельс (по причине нехватки нагрузки). Так что новый год начинается с тревожных ожиданий, и вычислений возможностей заработка. И все же в силу ударного труда на нивах образования эти новогодние праздники будут для меня приятным отдыхом уже потому, что хотя бы на 1,5 недели сменю обстановку – не буду видеть стены аудиторий, лица студентов, бесконечные пробки на дорогах, не буду безвылазно втыкать в Инет или спать. Я уже не говорю про возможность читать книги, видеться с друзьями, откидывать снег, париться в бане. Думаю, одним из ценных приобретений конца этого года стало то, что в декабре я впервые за весь год начал снова читать прозу – для себя, а не по необходимости.  И надо сказать велением случая я вновь открыл для себя несколько ценных имен и произведений (о них напишу как-нибудь позже).

В-третьих, лично для меня этот год оказался по-своему важен в плане не приобретения знаний или понимания, а в укреплении прежних идей и интуиций. В следующем году мне исполняется 30 лет, однако по ощущениям – определенный мировоззренческий кризис протекает у меня уже больше года. Психологи обычно ссылаются на психологический возраст – дескать, у каждого в свое время идет переоценка прежних ценностей и переориентация на реализацию в социуме. Астрологи видят в этом возвращение Сатурна.  А  разного рода прагматичное мудачье обычно апеллирует к социально-бытовым и личностным неурядицам. В этом вопросе я склонен согласиться со вторыми, потому как основная тематика моих раздумий напрямую связана с астрологической темой Сатурна.

Сатурн олицетворяет время и ограничение, поэтому его связывают с темами долга, справедливости, терпения, мышления. Сатурн совершает полный оборот в среднем за 29,5 лет, и считается, что в этом возрасте у человека приходит первая пора «платы по счетам». Сатурн иногда отождествляют с тяжелой судьбой, это не совсем верно, однако действительно в этот период у человека может очень резко поменяться жизнь. Влияние Сатурна может проявиться как «наждак судьбы» - когда все лишнее и незаслуженное в жизни человека уходит, часто сопровождаясь болезненными событиями и переживаниями. Я думаю, что тема подведения итогов и осознания своих долгов, ресурсов и достижений вполне способна вогнать в депрессию обычного человека (что обычно и называют кризисом средних лет). Дело в том, что именно в этот период нужно расстаться со своим инфантилизмом и четко отдать себе отчет: сколько и на что осталось. Тот, кто не желает принять мысль о том, что все мы имеем долги в этой жизни и должны чем-то жертвовать, никогда не увидят ничего кроме упущенного и потраченного времени позади и тревоги впереди. Для меня же тема Сатурна актуальна потому, что именно в этом году я окончательно осознал, что практически нет таких вещей, которые имели бы отношение только ко мне. Мы все связаны сотней сложнейших уз с другими, и должны учитывать это в своих – хоть бытовых, хоть кардинальных решениях. Но учитывать – не значит, слепо подчиняться. В каком-то смысле без этого осознания сложно представить какое-то непатологическое соединение долга и желания. Для меня и в моей семье, и в работе преподавателя, и в тех текстах, которые я пишу – главная идея это служение. Это моя карма-йога (я уже писал о ней в связи с др. Хаусом). Вкратце же можно отметить, что самое важное в безупречном действии, наполненном самоотречением и любовью – это способность принять себя в неотрывной связи с другими. Я понимаю это еще и так, что поскольку сами мы «состоим из людей», т.е. стали кем-то благодаря окружавших нас слов и действий, то мы находимся и в своеобразном долгу – передать ценное, очищая его от всего случайного и зацикленного на эго. Пожалуй, только в таком ключе и повторения в нашей жизни облекаются смыслом.

Ну и напоследок поздравляю всех, кто читал меня все эти годы, с наступающим новым годом. Желаю вам, чтобы эти праздники стали для вас настоящей инициацией в новую жизнь – в ту жизнь, которой вы хотите жить. И спасибо вам, что вы есть.

Leo

Новый год: забыть или забить.

 Новый год: всем есть, что сказать на эту совсем не новую тему. Весь Инет, помимо прогнозов и итогов, забит ненавистью и неоправданным оптимизмом в отношении НГ. Где же я в этом потоке?

Пожалуй, я более всего желал бы игнорировать эту тему, но есть одно «но» - странное ощущение, что я тоже кому-то что-то должен. Это чувство похоже на требование что-то сделать. Сотни статей советуют мне как и что сделать с грядущим праздником. Большинство рекомендаций идут по разряду «как не проебать торжество», как будто это действительно что-то решает. Но больше всего запомнился материал с симптоматичным названием «Как опять полюбить НГ?». А на хрена мне то, что я (как и многие) уже разлюбил?

Вообще НГ – странный праздник, чего-чего, а нового в нем заискаться. Я не знаю ни единого схожего прецедента, когда праздник безошибочно определяется по трансляции «Иронии судьбы». На мой взгляд, парадоксальным образом для нас НГ стал праздником завершения, а не начала. Почти все праздники можно разделить на праздники начала и праздники конца. Первые – суть инициации и мистерии, в них есть что-то волнующе ужасное и прекрасное, потому что они требуют преодоления себя или каких-либо границ. А вот праздники окончания – это привычные нам праздники: с расслаблением и развлечением. По своему архетипу это не мистерии, а праздники урожая с неизменными атрибутами в виде простоты, радости и изобилия. У нас НГ с его избыточными меню – и есть праздник окончания, когда наконец-то можно не работать и нажраться от пуза. Хотя на деле, настоящим праздником являются только первые, а вторые – по своей сути, лишь логичное продолжение трудовых ритмов, т.е. просто пирушка, эдакий Октоберфест.

Без преодоления, без трансгрессии праздник не может ничего дать – ни новизны, ни объединения, ни смысла. Подобные праздники, что тянут лишь на повод для чаепития или попойки – не имеют действительности. В рейтинге действительности НГ уступит даже например 8 марта, потому что в нем есть трансгрессия – мужики вспоминают о подарках, готовятся, готовят, даже устраивают какие-то праздничные события. Что кстати, сильно отличает 8 марта от 23 февраля – праздника, у которого давно нет ни формы, ни содержания.

Бразильцы измождают себя бесконечным танцем, итальянцы выбрасывают мебель, бирманцы тянут канаты, японцы строго исполняют ритуал и заботятся о символике, все как-то трансгрессируют – и только наш человек уныло гасит себя водкой и прочим алкоголем. Фонтанировать в обнимку с унитазом, или, поджечь по пьяни елку и весь дом, или замерзнуть насмерть где-нибудь в сугробе – уже почти ритуализированные жесты, но все еще не дотягивающие до мистерии. Само желание что-то «сотворить» на НГ – это род компенсации: душа требует испытания и выплеска, а ритуала дающего ее нет.

Мне кажется, именно поэтому при обильной ругани в адрес НГ и характерного этому празднику лицемерия, все-таки большинство людей ведут себя как истинно верующие в символику НГ. С характерным ханжеством масштабы праздника только набирают обороты год от года. Несмотря на все слова, никакой усталости от этого праздника среди населения не наблюдается.
Людям насрать на елки, но они их упорно покупают.
Люди пропускают мимо ушей слова о добре и чуде, но поздравительно улыбаются друг другу в очередях и транспорте.
Люди не верят даже в подарки, не то что дедов морозов, но исполняют этот ритуал «для других» - и в итоге и составляют массу самых верующих. Ибо вера – это всегда вера для еще кого-то (детей, друзей, родителей, бога, всеобщего блага и т.п.).

Впрочем, иногда характер повторяющихся событий показывает всю сложность праздничной рутины: ритуал заставляет нас верить, но оставляет небольшой зазор для сомнения. Но что происходит, когда мы преодолеваем этот зазор – принимаем ритуал полностью? Как известно из психоанализа: самая агрессивная позиция – полное подчинение. Поэтому парадоксальным образом в НГ возможно самое что ни на есть испытание рутиной, трансгрессия привычным. И вся эта болтовня о том, как достал меня НГ – защитный механизм сохранения бессознательной веры. Отбросьте болтовню, забудьте, что вы хотите от праздника, примите как должное весь этот поток задолбавшего за весь год развлекалова – и случится замыкание. Но все хорошо знают: никто не примет, и ничего не случится. Похоже, мы скорее боимся нового, чем желаем его. Будущее – по определению тревожно, но эта тревога продуктивна. В нашей же стране по давней традиции не будущее является проблемой, а реакция на него, которую так усиленно заговаривают и вытесняют. Так что Галкин, салат Оливье и праздничная речь президента – это наш выбор. Выбор, который уравновешивается и поддерживается другим выбором – ставкой на необычный НГ: бал-маскарад, поездка на острова, праздник на природе и т.п.
Все это уныло и жалко. Ведь самое отвратное, что делает НГ с нами – это «заставляет наслаждаться». Я все реже встречаю людей, которые живут без этого внутреннего принуждения «получать наслаждение», «отрываться», которое особенно усиливается по НГ. Если действительно «как встретишь – так и проведешь», то люди и следующий год будут, не разгибаясь, работать на невроз.

Возникает извечный русский «шо делать?». Время от времени люди прибегают к простой стратегии: забить на НГ. Любой прямой и осознанный отказ идти куда-то, искать кого-то или что-то, а просто заниматься обычными делами в эту ночь и праздники – освобождает. Но оставляет осадок, у большинства в виде чувства вины (потому что отказаться действовать не одно и то же что отказаться желать). А значит, единственная подходящая стратегия должна быть еще глубже – забыть. Забыть что такое НГ со всеми его надо, положено, хочется и проч. Вот только как это сделать? Я думаю, здесь нет рецептов, каждый должен его нащупать сам.

Здесь я, пожалуй, скажу крамольную мысль. Принять решение и действовать – это конечно лучший выбор, но иногда нужно делать ставку на худший: ничего не делать, ничего не решать. Я не знаю чего я хочу, а потому я готов принять все что угодно от новогодних праздников. Пусть даже это будет глубочайшее разочарование. Дикая скука. Огромнейшее отвращение. Мне, кажется это единственный способ сейчас получить хоть что-то отличное от навязанной извне двоичной схемы наслаждения «получил – не получил». Только так даже неприятное впечатление станет самим собой, а не знаком отсутствующего наслаждения. А это и есть та часть НГ, которую я хочу забыть.