shmandercheizer

Categories:

"Время тревог" (или пара слов о балете).

Увы, даже с развитием интернета не часто удается увидеть современные балетные постановки. Особенно если это Королевский балет Великобритании, где сегодня работают такие звезды хореографии как Кристофер Уилдон, Уэйн Мак Грегор и Лиам Скарлетт. Поэтому иногда для этого нужно идти в кинотеатр.

Вчера в «Победе» был показ сразу трех балетов Ковент Гарден, поставленных на музыку Леонарда Бернстайна (которому в 2018 исполнилось бы 100 лет). Конечно, стоило идти даже ради одного Уилдона. После постановки «Алисы в стране чудес» (2011) я — его большой фанат. И не только его, но и всей команды Ковент Гарден. Свет, декорации, костюмы, музыка всегда на высоте. Выше всех похвал примы Royal Ballet — потрясающие Лорен Катбертсон и Сара Лэмб. «Алису в стране чудес» кстати еще можно найти в Сети целиком (небольшое превью: https://www.youtube.com/watch?v=8T4fV4mcusc).

Уилдон представил несколько абстрактный балет на тему «Серенады после симпозиума Платона» Бернстайна под названием «Игры корибантов». В нем он похоже собрал всех звезд Королевского балета. Но гораздо сильнее меня поразило произведение молодого Лиама Скарлетта, который уже в 26 лет получил должность первого артиста в Королевском балете. У меня буквально перехватывало дух при просмотре, и я забывал дышать.

Лиам в 2014 году поставил «Время тревог» по второй симфонии Бернстайна, вдохновленной одноименной философской поэмой Уистена Хью Одена (превью: https://www.youtube.com/watch?v=GUqatT2AmDU). Оден получил Пулитцеровскую премию за эту поэму, которую он именовал барочной эклогой. При этом она огромная по размеру и написана сложным, старомодным англо-саксонским размером, поэтому неудивительно, что она не переведена на русский. И поэма, и симфония, и балет повествуют о встрече четырех человек в баре, каждый из которых хотел бы забыться или сбежать от чего-то. Эта история по сей день современна: многим из нас известно чувство неуверенности и смущения по поводу того, кто ты есть на самом деле. В эти моменты проще всего быть одиноким в толпе, среди незнакомцев. Тревога застает нас именно в тех точках, где мы близки к какой-то истине о себе. В то же время она порождает метания, о последствиях которых затем приходится сожалеть.

Как признает Скарлетт, он хотел создать балет, в котором можно увидеть те прекрасные моменты, когда хотя бы на какой-то миг человек находит покой, примирение и радость быть самим собой. И ему это действительно удалось. Балет наполняет такой силой и решимостью, что будь я геем, то я бы наверное отважился на каминг-аут. Впрочем главное — это конечно, не публичные заявления, а честность перед самим собой. В том числе и по поводу собственной сексуальности, в которой не бывает «обычного». Собственно именно этим и привлекает лично меня балет — это почти всегда попытка показать речь тела. Ту часть нас, которая всегда на виду и почти всегда скрыта, потому что мы поверхностны и ненаблюдательны.

И здесь я, пожалуй, сделаю одно признание — я люблю форму классического балета с костюмами, антуражем и конечно же историей. К моде на эксперименты я напротив охладел. Contemporay dance дал многое для самой хореографии, значительно обогатил ее, но склонность к абстракции в танце — меня утомила. Все-таки балет — это прежде всего блеск экспрессии, проскакивающий во взаимодействии: одного человека с миром и своим телом, двух-трех людей, создающих видимый рисунок отношений. Большая же группа на сцене, да еще и без понятного сюжета почти всегда рискует превратиться либо в чистую и слишком отвлеченную форму, либо во что-то опереточное. Балет — это страсть, заговорившая действием, а она не бывает абстрактной.

Время жизни — это время тревог. Время и бремя. Но вместе с этим танец — это что-то вроде признания в любви. В том числе и к себе. Ведь как гласит весьма оригинальная испанская поговорка: «То, что станцовано — у меня не отнять».

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.