Leo

Это просто царапина (гонзо-репортаж об еще одном этапе жизни).

Жизнь продолжается. Всё так же мыслишь, хотя уже меньше похож на тростник, в поте лица зарабатываешь хлеб свой (и те, кто думает, что работники интеллектуального труда не потеют, могут сразу завалить хайло и проследовать лесом), заводишь детей, постепенно стареешь. И вот бытие подкидывает тебе квест под названием «Давно назревшее расширение жилплощади». Увы, в исследовании пятого измерения почти вековой застой, и по примеру Воланда так просто квадратные метры на старом месте не нарастить. Разве что отнимая их у соседей, что, впрочем, запрещено законом, да и рутинные сложности с утверждением перепланировок. А стало быть: продажа, покупка, очередной переезд.

Не то что бы я не любил переезды. Скорее я немного отвык от них. Для моих родителей переезды и перестановка мебели были чем-то вроде любимого вида спорта. Или замены сексуальных игр, каковые со временем, видимо, утеряли для них былую интенсивность. Сам я тоже поколесил и по общагам, и по съемным, но затем почти на 9 лет пустил корни в одном месте. Заземление было весьма актуальным на тот момент: слишком частые путешествия по чертогам разума – посредственная школа для желающего прочно стоять на своих.

Read more...Collapse )
Лев из кельи

Об исконной философии баттл-рэпа (о баттле Пиэма и Керамбита).

В конце июня вышло наконец видео баттла Пиэм vs Керамбит, прошедшего еще весной. Ничуть не преувеличу, если скажу, что этот баттл имеет такое же значение для отечественного баттл-рэпа как победа Гнойного над Оксимироном. Собственно, ситуации настолько схожи, что напрашиваются самые разные аналогии. Но главное сходство: совершенно неубедительная победа, в которой исход дела решил шум толпы, а качество разбора, панчей и глубина сказанного. Исход, от которого баттл-рэп потерял намного больше, чем мог бы приобрести.

Особенно удручает тот факт, что оба баттлера склонны рассуждать и осмысливать жанр в целом. От обоих я ждал чего-то крутого именно по мысли. Ну или хотя бы психологических разборов, точно бьющих в цель. И Керамбит не подвел. Зато Пиэм выиграл его каким-то всратым стендапом с элементами квн-щины – тем самым стилем, состоящим почти полностью из баянов и неадекватных предъяв, каким Сектор когда-то прошел Дипа. Вот только тогда все решила симпатия Забэ, а что же мы услышали от судей этого баттла?

Опять невнятные рассуждения о том, что от Керамбита ожидался прыжок выше головы (помните, как Дип проиграл Бейонду, потому что должен был сделать лучше, чем раньше, при том, что его соперник сделал обычный средний баттл). Идиотизм про то, что Пиэм «пахнет баттл-рэпом» - и это про баттл, где он неймдропил и повторял чужие претензии к Керамбиту (почти слово в слово за его соперниками во втором сезоне RBL). Лишь ПсайБой честно сказал, что для него с небольшим перевесом победил Пиэм.

Read more...Collapse )

Собственно, подвести итог этому не сложно.

В части именно интеллектуального разбора друг друга Пиэм оказался безоружным против холодной стали Керамбита. Процитирую полностью строчку последнего: 

«По части исконной философии баттлов на фоне меня ты сынуля, ведь не осталось площадок, ни одной из обителей, где меня открыто или втихую не ненавидели. Сколько баттлеров усералось у меня реплаями в твиттере. Сколько диссов и конфликтов я сгенерировал. Поставь их в пару со мной и повеет реальными битвами. А не вашей ебучей Санта-Барбарой с Парагрином, блять».

У Пиэма во всем баттле ничего даже близкого по мысли вы не найдете, и крыть ему нечем, так все подтверждается фактами. Я думаю, именно поэтому Пиэм должен был проиграть – чтобы привлечь внимание к этой проблеме. К тому что полное превращение баттлов в локальные междусобойчики ничем хорошим не обернется. Я бы даже сказал, что рост токсичности этой сферы (о которой зачитал недавно Дип) – следствие именно этой затхлой атмосферы, где копятся подавленные респектами и «дружбой» агрессивные эмоции.

Причем, Пиэм как большой любитель зачитать про уважение, здесь откровенно сел в лужу. Конфликт не противоречит уважению, что и показал Керамбит – имхо, он с большим уважением баттлил Пиэма. А вот Пиэм нет (было заметно, что он хочет унизить визави), причем просто потому что не считает его «своим». Вот эти «свои» и «чужие» - скользкая дорожка, ведущая к беззубым баттлам. Или всратым обидкам, за которые очень уместно в тот же день Дип-экс-Сенс бадибэгнул Парагрина.

Что же касается психологического разбора, то тут клинч равных по силе претензий. Возможно, это оказалось слишком актуально именно для, именно в нынешний период времени. 

Если коротко, то Пиэм точно показал, что Керамбит, выбрав очень серьезное отношение к баттлам, превратил свою жизнь в список из самоограничений. Более того, он ткнул в источник такого подхода: чтобы так серьезно ебашить на выбранной стезе приходится не только идти на аскезу, но и питать себя недовольством к этому миру. Керамбиту уже предъявляли за то, что он по-настоящему ненавидит своих соперников, но от этого его образ стал только более ярким и правдивым. И Керамбит в окончании своих раундов честно про это зачитал – про то как ему претит современный мир с его двуличием и хайпожорством.

По сути это действительно выбор между двумя жизненными ориентациями, который иногда во весь рост встает перед тем, кто стремится делать свое дело ответственно и качественно.

С одной стороны, можно прямо идентифицироваться с тем, что ты делаешь. Это сильно влияет на жизнь, так как сперва растет эффективность усилий, но вскоре появляется тяжелый груз ограничений. То, что ты когда-то хотел делать и считал очень важным, превращается в повседневное «надо». И к сожалению, часто это «надо» питается твоей жизнью – временем на других и других дела, радостью от работы, сожженными от ответственности нервами, проф.деформацией и выгоранием. Пиэм всегда был на баттлах проницательным психологом, так что он знает во что может превратить жизнь такая позиция. «Ты ни жив, ни мертв, потому что боишься и того, и другого» - точнее про гнет долга и идентификации со своим делом и не скажешь.

С другой стороны, можно броситься в другую крайность – пытаться делать все налегке, как получается и не париться о результате. Если к этому позиции прийти после первой, то поначалу она буквально дает крылья – вновь возникает желание иногда что-то сделать просто хорошо, без чьей-то указки. Однако всегда есть опасность утерять баланс (это происходит очень часто) и уйти в халтуру, безответственность и скрытое недовольство жизнью и работой. Я не рискну утверждать, что подобное произошло с Владом, но без серьезной психологической проработки очень мало шансов на то, что вы не срастетесь с этой позой, которая и станет новой идентификацией. Идентификацией трусливой по отношению к ответственности и часто крайне капризной в отношении других (которые что-то требуют и вечно ломают кайф). Да, наверное, можно устроиться и так, что всю жизнь будешь чиллить – вот только ничем иным, кроме как паразитизмом эта позиция не станет, как ее не называй.

Существует и третий путь – в попытках дистанцироваться от всяких идентификаций с помощью психоанализа, психотерапии или хотя бы самопознания. Собственно, поэтому мне и близок аргумент Пиэма – я сам пытаюсь перестать насиловать себя работой или некоторым призванием. Но если бы пришлось выбирать только между двумя позициями, то я бы оказался на стороне Керамбита. Есть вещи, за которые стоит принять ответственность, даже если цена велика. И для баттлера – это та самая философия баттлов. А именно конфликт, который не противоречит уважению, зато показывает не только скиллы и понты, но и в каких-то вещах касается правды жизни.

Лев из кельи

Примитив и творчество. Народный дадаизм ЖЭК-арта

Так уж вышло, что я много раз сталкивался с этим странным явлением — самодельные дворовые украшения, которые получили название Жэк-арт. И в какой-то момент я обратил внимание на то, что это своеобразная сторона стрит-арта, или точнее, некий любопытный антипод.

Я изучал его и в итоге пришел к интересным выводам, которые удивили меня самого. Предлагаю прочесть вводный фрагмент этого исследования, или прочесть его целиком (со всеми иллюстрациями) на сайте: http://concepture.club/post/rubrika_2021/zhek-art-as-public-dadaism

Декор и благоустройство пространств – важная часть эстетики города. Однако же в России наряду с привычными формами украшения существует такое странное явление, как ЖЭК-арт. Это по-своему ироничное название объединяет в себе уникальные творческие решения и трэш-поделки из мусора, почти ничем не отличающиеся от мусора. Последние преобладают, что и сформировало особый медийный образ этого набирающего популярность явления. Об эстетике и смысле ЖЭК-арта в – материале Concepture.

Не улица, а двор

Read more...Collapse )
Лев из кельи

Книга «Ружья, микробы и сталь». Судьба народов по версии Джареда Даймонда

В Новое время для объяснения истории обществ был придман географический детерминизм, искавшие основные причины различия народов в климате и территориальных возможностях. Именно в нем зародились предпосылки расового мышления, считавшего, что культура и ум северян более развиты, чем у южан. Любопытно, что к географическому детерминизму в ХХ веке обратился человек, яростно отрицавший подобные стереотипы о народах. Рассказываю о бестселлере Джареда Даймонда  и его попытке объяснить, как равные по способностям люди в силу разных мест проживания получили столь различные результаты в развитии своих обществ.

Read more...Collapse )
Leo

Новый роман = антироман. Литература подлинного интереса к вещам

Я хотел кое-что прояснить и для себя, и для читателя по поводу того, что же так хоел развенчать в классическом романе — новый роман. В итоге получилась попытка написать более-менее понятный текст об одном из самых непонятном и нечитаемом направлении в литературе.

Новый роман или антироман – парадоксальный пример литературы. Его сторонники пытались уйти от привычных форм повествования, а интерес к герою заменили на интерес к вещам. Странный, почти лишенный сравнений и метафор стиль на какое-то время вошел в моду в среде французских писателей 50-70-х годов. Этот стиль породил уникальные произведения Алена Роб-Грийе, Натали Саррот, Маргерит Дюрас и других. Он также заявил о себе в кино – причем, по сути, всего одним фильмом: работой Роб-Грийе и Алена Рене «В прошлом году в Мариенбаде». Об особенностях романа, стремившегося не стать романом – в материале Concepture.

Первая половина ХХ века в литературе Франции прошла под знаком авангарда и экспериментов. Авангардисты не чурались активно скрещивать словесное творчество с философскими теориями и современными открытиями науки. Однако первоначально раскрепощение слова происходило главным образом в поэзии – у дадаистов, леттристов, сюрреалистов, группы УЛИПО и других. К середине века дух новизны и разрушения проник и в сферу романа. Начиная с 40-х годов выходят очень необычные произведения, которые ставят в тупик читателей, но приводят в восторг интеллектуалов-критиков.

Read more...Collapse )
Leo

Иероглифы других миров. О двух сторонах воображения

Возможно, вы слышали о загадочном Кодексе Серафини – иллюстрированной книге, написанной на неизвестном языке и описывающей какой-то иной, сюрреальный мир. Или о знаменитой «Книге вымышленных существ» Борхеса. Или о других странных произведениях, которые с тщательностью энциклопедии описывают что-то несуществующее или поистине эфемерное. О встрече логики и сюрреализма читайте в новом эссе специально для Concepture.

Что может поведать книга о другом мире, которую нельзя прочесть? Почему на старинных картах и детских атласах реалистичные географические очертания соседствуют с рисунками и удивительными надписями (вроде «Hic sunt leones»)? Должны ли быть классификации предметов логичными и исчерпывающими? Откуда у нас привычка к спискам, упорядоченным по алфавиту, если в мире вещи никогда так не сгруппированы?

И вообще, что общего у всех этих вопросов? Все они касаются воображения.

Помните ли вы свои детские ощущения от первых встреч с энциклопедиями, иллюстрированными атласами и учебниками? Иногда они поражают и захватывают воображение, особенно если ребенок еще не умеет читать: не способный пока понимать логику связей, он все-таки может оценить эстетику упорядоченного целого. Сама идея уместить мир в книгу кажется удивительной и в то же время правдоподобной.

Read more...Collapse )
Лев из кельи

Эффект Люцифера. Ложь психологических экспериментов о насилии

Этот текст начался с одного фейка, который я обнаруживал регулярно у себя в ленте. Он был про несуществующего доктора Роджерса, которого дескать хотели казнить за некий Массачусетский эксперимент (можете погуглить и найдете больше трех десятков ссылок в желтых, кликбейтно-мусорных сайтах). Эта мешанина явно отсылала к экспериментам Аша, но главным образом к Зимбардо и Милгрэму. Последние двое тоже всегда вызывали у меня сомнения, в силу слишком сусальной картинки на человеческую природу и насилие.

Скандально известные эксперименты о том, как легко простые люди переходят к насилию, серьезно повлияли на представления ХХ века о человеческой природе. На основе этих идей часто строилась и социальная политика в странах Запада. Однако действительно ли две иллюстрации жестокого поведения – самоочевидный факт и достаточное основание для далеко идущих выводов? Или это то, что нужно еще суметь адекватно проинтерпретировать? О сомнительности классических экспериментов – в материале Concepture.

Две идеи о человеческой природе

События ХХ века поставили человечество перед целой серией неприятных вопросов, связанных с насилием, поведением масс, верой в мифы и подчинением авторитетам. Революции, этнические чистки, геноцид и атомное оружие потрясли сознание людей, от чего классический образ человека разумного отвалился словно приклеенный ус и за ним обнаружилось агрессивное, эмоциональное, социально-зависимое существо.

Read more...Collapse )
Лев из кельи

Тщетность бытия в глазницах черепа. Жанр vanitas

Еще один текст из Concepture. Лично для меня рождение натюрморта – это история загадочного перехода от назидательных картин с изречениями к удовольствию от разглядывания деталей быта. Жанр vanitas, получивший свое название от латинского слова «тщетность», возникает точно посередине этого пути. Сделав своим главным персонажем череп, а основным посланием – слова о тщетности бытия и неизбежности смерти, ванитас пережил свою эпоху. Мне кажется, что во многих текстах о зарождении жанра, его истории и настоящем (как минимум мне) не хватало вот этого объяснения — почему собственно «мертвая» или «застывшая природа» стала столь популярной в эпоху развития науки и географических открытий.

«Vanitas» (Эверт Кольер, 1663).
«Vanitas» (Эверт Кольер, 1663).

Рождение жанров

Все мы со школы знаем, что в живописи существует три больших жанра – портрет, пейзаж и натюрморт. Можно (и в ряде случаев – нужно), конечно, придираться к этому упрощению, например, отмечая, что жанрово-бытовая живопись возникла намного раньше пейзажа, а анималистическая живопись старше любого другого жанра.

Но меня в этом примере интересует скорее недоумение, которое иногда выражают юные умы – портрет и природа относительно понятны (даже если это иллюзорная самопонятность), но для чего нужен натюрморт? В чем вообще смысл изображения обычных предметов? Особенно сильно это удивление в эпоху существования фотографии и кино. Увы, система обучения скорее приучает нас к тому, что натюрморт просто есть, чем объясняет откуда и для чего возник подобный жанр.

Read more...Collapse )
Лев из кельи

Генетика против культуры. Что определяет нашу личность?

Делюсь еще одним текстом с Concepture, на этот раз о споре между тем, что сильнее влияет на формирование ума и характера — природа с генами или обучение в рамках культуры. На самом деле меня всегда интересовала эта тема, но обычно я смотрел на нее только под углом сторонника культуры и критика излишне упрощающих взглядов сторонников науки. Меж тем проблема скорее в том, что эти подходы не просто по-разному описывают реальности, но они учат разному. В конечном же счете важно не что нас определяет, а в какой момент жизни и какой ценой.

Оригинал статьи: http://concepture.club/post/obrazovanie/genetics-versus-culture

«Кем ты стал?» Этот вопрос задается в сотнях разных контекстов, но всегда касается фундаментальной проблемы формирования личности. С древних времен люди размышляли об определяющем факторе. Родители или среда? Воспитание на примерах или образование через текст? Случайность или личный выбор? Ну и наконец, гены или обучение? Разбираемся с тем, насколько изменились представления о судьбе личности в наше время.

Давний спор

Read more...Collapse )
Leo

Параноидально-критический метод. Дали и Магритт как рационалисты

Данный текст я написал еще 12 лет назад, для какого-то эссе на зачет. Однако с тех пор я так и не встретил схожих рассуждений: искусствоведы продолжают рассказывать сказки про хаос и иррациональность. Что ж предложу свою альтернативную версию описания их творчества.

Сюрреализм, особенно в лице наиболее популярных художников этого направления Дали и Магритта, зачастую воспринимается как яркий пример отказа от всякой рациональности в творчестве. Однако иррациональность сюрреализма – не более чем миф, созданный теоретическими рассуждениями и манифестами создателей этого направления. Поэтому Concepture в этом эссе обращается к изучению рациональной стороны двух известных художников.

Искусство ХХ века обычно представляют обывателю как всплеск иррационализма, различных оккультных, мистических, ну или хотя бы психоаналитических и около- практик. Подобный взгляд поддерживается рассказами культурологов и искусствоведов, тщательно пересаливающих свои описаниями словами «хаос», «подсознательный импульс», «случайность». Подобное упрощение превращает всякого художника эпохи в восторженного певца бессознательного, а модерн и авангард делает синонимами «скандала» и «абсурда». А самым главным наглядным примером назначены Сальвадор Дали, Рене Магритт и сюрреализм вкупе с ними.

Read more...Collapse )